Первые планерные состязания

Коктебель, 1923 год
Общий вид лагеря планеристов в Коктебеле, 1923 год
В начале 20-х годов ХХ столетия планеризм рассматривался как один из способов создания современных военно-воздушных сил. Этот вид спорта, не требующий значительных финансовых и материальных вложений, давал начальную подготовку сотням и тысячам будущих пилотов. Поэтому руководство Советского Союза всячески развивало этот вид авиационного спорта. Однако большинству энтузиастов планеризма высокие политические материи были чужды, созданием летательных аппаратов и полетами на них они занимались из любви к авиации.
Знаменательным событием в истории советского планеризма стали первые Всесоюзные состязания 1923 года. Из многих городов страны в Крым прибыли почти два десятка участников. Соревнования проходили с 1 по 18 ноября, и именно с тех дней ведется история советского планеризма.
Решение об организации Всесоюзных планерных состязаний было принято еще весной 1923 года членами первого в СССР кружка планеристов "Парящий полет" (организатор - известный летчик К.К. Арцеулов) и слушателями Академии воздушного флота. Именно Арцеулов подсказал подходящее место для этих соревнований - гору Узун-Сырт недалеко от Феодосии в районе Коктебеля, в юго-восточной части Крыма, где и проходили до 1935 года одиннадцать планерных слетов. Почему именно там, у синих скал Кара-Дага, решили провести состязания, история объясняет так. В 1910 году в окрестностях Коктебеля гуляли два друга - Максимилиан Александрович Волошин и Константин Константинович Арцеулов. Первый был поэтом и восторгался причудливыми очертаниями Кара-Дага, а его спутник был летчиком и планеристом. И когда шляпа, слегка подброшенная Волошиным навстречу ветру, к удивлению друзей, поднялась в восходящих потоках над крутым склоном горы Узун-сырт, Арцеулов воскликнул: "Здесь можно парить на планерах!"
Планер А-5 К.К. Арцеулова
Для координации всего планерного дела при спорт-секции ОДВФ был организован Центр безмоторной авиации во главе с Константином Арцеуловым. Президиум ОДВФ выделил на организацию состязаний 3000 рублей золотом. Средств этих было недостаточно, так как они требовались не только для организации самих состязаний, но и для окончания постройки планеров различных кружков. Поэтому решили привлечь к участию в организации состязаний учреждения и предприятия, заинтересованные в развитии воздушного флота.
Все планеры были построены в Москве. В Крыму предстояло их только собрать и сразу запустить в полет. До Феодосии их везли на поезде, а там хрупкие аппараты перегружались на арбы, и весь этот конно-авиационный обоз медленно ехал по каменистой дороге в Коктебель. Из десяти прибывших на слет планеров к участию допустили девять. В порядке стартовых номеров это были: планер А-5 конструкции К.К. Арцеулова, "Маори" С.Н. Люшина, АВФ-1 "Арап" М.К. Тихонравова, "Стриж" В.С. Пышнова, "Коршун" И.П. Толстых, "Буревестник" В.П. Невдачина, "Парабола" БИЧ Б.И. Черановского, "Макака" Н.Д. Анощенко и "Мастяжарт" С.В. Ильюшина. Что же представляли собой эти летательные аппараты? Хочется хоть немного рассказать о них.
Схема планера А-5
А-5, сконструированный Арцеуловым, был построен еще в 1922 году при участии его друзей в мастерских кружка "Парящий полет" при Академии воздушного флота. По схеме планер представлял собой моноплан на растяжках с высоким расположением крыла на фюзеляже и был рассчитан на малые скорости полета. Основным материалом, примененным в конструкции планера, стало дерево: рейки и фанера. Сиденье пилота располагалось в открытой кабине на продольной раме на полу фюзеляжа. Снизу к фюзеляжу прикреплялось шасси, состоящее из четырех стоек, двух лыж и двух распорок. Колеса надевались на стальную трубу, привязанную к лыжам резиновым шнуром. Планер был обтянут тонким перкалем, прошитым нитками с обхватом элементов конструкции. Первая попытка провести летные испытания зимой 1922-1923 гг. окончилась неудачей: буксировка осуществлялась с помощью аэросаней, но из-за талого снега возникла неравномерная тяга и планер не взлетел. 24 июля 1923 года планер испытывали на Ходынском аэродроме с помощью автомобиля, буксировавшего А-5 против ветра. На первых Всесоюзных планерных испытаниях планер А-5 был удостоен главных призов, именно на нем летчик Л.А. Юнгмейстер установил рекорд продолжительности полета - 1 час 2 минуты 30 секунд.
Схема планера <Маори> С.Н. Люшина
Одноместный планер "Маори" конструкции Люшина тоже был построен в кружке "Парящий полет" в 1923 году. Он представлял собой биплан с пространственной хвостовой фермой, двухколесным шасси и крыльями от старого самолета "Виккерс". На состязаниях "Маори" выполнил лишь четыре пробежки, а отделиться от земли не смог.
Планер <Арап> М.К. Тихонравова
Следующий планер "Арап" сконструировал слушатель Академии воздушного флота М.К. Тихонравов. Построила его группа слушателей академии в 1923 году. Обтяжка планера производилась на заводе "Авиаработник". "Арап" стал первым планером академии, и ему присвоили индекс АВФ-1. Планер представлял собой фюзеляжный моноплан со свободнонесущим высоко расположенным крылом треугольной формы в плане. В качестве профиля крыла использовали модифицированную дужку Юнкерса с выпрямленным контуром нижней поверх-ности. Кабина пилота располагалась под крылом в передней части фюзеляжа, а под кабиной находилось двухколесное шасси. 12 ноября под управлением пилота В.Ф. Денисова планер совершил единственный полет дальностью 385 м и продолжительностью 1 минуту 5 секунд на высоте 70 м. При следующей попытке взлететь планер "Арап" развернулся и у него подломилось крыло.
Схема планера <Стриж> В.С. Пышнова
Планер "Стриж" конструировал тоже слушатель Академии воздушного флота В.С. Пышнов. На состязания летательный аппарат отправили в незаконченном виде, так что все металлические крепления делались в лагере планеристов в Крыму. По схеме "Стриж" представлял собой биплан с крыльями большого удлинения, расположенными над фюзеляжем. Кабина пилота располагалась перед передней кромкой нижней плоскости. Ось двухколесного шасси проходила внутри фюзеляжа и подвешивалась на резиновых амортизаторах. На пробежках планер несколько раз разворачивало при попытке взлета, так что конструктору пришлось увеличить площадь руля направления. Однако и после этого планер не смог отделиться от земли.
Схема планера <Коршун> И.П. Толстых
"Коршун" - планер конструкции И.П. Толстых, построенный в Голицынском отделении кружка "Парящий полет" в 1923 году, был фюзеляжным двухместным бипланом с двойным управлением и двухколесным шасси. На первых Всесоюзных планерных состязаниях испытательные полеты на нем выполнял летчик И.А. Валентэй. При этом из-за задней центровки планер дважды получал повреждения. После переделки аппарата Н.А. Камарницкий совершил четыре полета вместе с конструктором и ряд полетов без пассажира максимальной продолжительностью 27 секунд, дальностью 245 м, высотой 25 м.
Схема планера <Буревестник> В.П. Невдачина
Одноместный рекордный планер "Буревестник" конструкции военного летчика В.П. Невдачина был рассчитан на большие скорости полета и первоначально предназ-начался одному из лучших русских летчиков для участия в предполагавшихся международных соревнованиях в Роне. Планер представлял собой хорошо обтекаемый свободнонесущий моноплан самолетной схемы с низко расположенным крылом. Основу конструкции фюзеляжа составлял силовой узел, названный центральной клеткой, на которой располагалось сиденье летчика и к которой крепились крылья и шасси. Планер "Буревестник" был обтянут легким перкалем и покрыт одним слоем чистого эмалита и двумя слоями эмалита с алюминиевым порошком. При обтяжке полотно пришивалось к каждой нервюре вокруг каждой полки особым образом, без продевания нити через всю толщу крыла. На состязаниях в Коктебеле "Буревестник" стал одним из лучших, на нем выполнялись выдающиеся по тем временам полеты. Впоследствии конструктор переработал планер на авиетку.
Схема планера <Парабола> БИЧ-1 Б.И.
"Парабола" БИЧ-1 - одноместный экспериментальный планер конструкции Б.И. Черановского, построен в кружке "Парящий полет" в том же 1923 году. По схеме он представлял собой летающее крыло параболической формы в плане с открытой кабиной и двухколесным шасси. На состязаниях попытка взлететь на планере, пилотируемом летчиком В.Ф. Денисовым, не увенчалась успехом.
Планер <Макака> Н.Д. Анощенко
За ним следовал балансирный планер конструкции Н.Д. Анощенко "Макака" и тоже постройки кружковцев "Парящий полет". В его создании принимал участие никому тогда не известный 17-летний Александр Яковлев, в будущем выдающийся авиаконструктор. Конструкция планера была крайне примитивна, в отличие от остальных планеров, построенных наподобие самолетов. Те имели органы управления, крылья, хвостовое оперение, фюзеляж, кабину летчика и колесные шасси, а у "Макаки" были крылья и хвостовое оперение, но отсутствовали кабина, органы управления и шасси. Летчик должен был нести планер на себе, разбежаться и, балансируя своим телом, парить в воздухе. Тип этого планера напоминал тот, который в конце поза-прошлого века строил известный немецкий планерист и ученый Отто Лилиенталь. Пилотируемый Н.Д. Анощенко планер "Макака" выполнил четыре подлета на буксире общей продолжительностью 13 секунд. В четвертом полете продолжительностью 6 секунд планер взлетел на несколько метров. Стал терять скорость, проваливаться и, перевернувшись на спину, упал. Пилот отделался легкими ушибами, а планер был сильно поврежден, восстанавливать его не стали.
Планер <Мастяжарт> С.В. Ильюшина
И последним из планеров, принимавших участие в первых планерных состязаниях, был "Мастяжарт" - одномест-ный учебный планер конструкции С.В. Ильюшина. Собой он представлял моноплан с растяжками и плоской фермой вместо фюзеляжа, нижний пояс фермы был сильно изогнут. Сиденье пилота располагалось внутри фермы, а под сиденьем крепилось двухколесное шасси с узкой колеей. Планер легко отрывался от земли при почти полном безветрии, но продольное управление было недостаточным вследствие задней центровки. Закрепляя на ферме перед сиденьем летчика 12-фунтовую кувалду с длинной ручкой, добивались перемещения центровки вперед. Только после этого летчику Денисову удалось выполнить несколько подлетов на этом аппарате, наиболее длительным из которых стал полет 18 ноября 1923 года.
Схема планера <Мастяжарт>
Итак, стартовало девять планеристов. Немного? По нынешним масштабам - да. Но вспомним, какое тогда было время. И то, что девять планеров взлетали с горы Узын-Сырт, было достижением немалым. Первым старт - а это было 3 ноября - принял "Буревестник". Леонид Юнгмейстер, его пилот, под напутствия планеристов сел в кабину. Стартовая команда дружно ринулась вперед с буксирными веревками в руках, планер дернулся из стороны в сторону, качнул крыльями и заскользил вдоль склона. Хотя не обошлось без казуса. Во время старта трос не отцепился от планера и в течение всего полета (49 секунд) цеплялся за землю, дергая планер. Второй полет "Буревестника" проходил успешно и длился 2 минуты 2 секунды. Первый намек на парение планера зрители увидели 5 ноября: поднявшись на "Буревестнике", Юнгмейстер взмыл над местом старта на 15-20 м и спланировал в Коктебельскую долину в 1,5 км от него. Продолжительность полета составила 3 минуты 24 секунды. Полет 9 ноября был не столь удачен. Планер после взлета стало со снижением сносить боком назад, на гору. При посадке планер перевернулся через крыло вверх колесами и упал. Ушибы, полученные Юнгмейстером, были незначительные, и он не выбыл из строя. В тот же день произо-шла авария и с планером "Макака".
Полет Н.Д. Анощенко на планере <Макака>
После аварии "Буревестника", получившего значительные повреждения, К. Арцеулов передал Л. Юнгмейстеру свой планер А-5 для дальнейших полетов, поскольку сам еще не очень оправился от травм, полученных им в аварии в Москве, и ходил с тросточкой.
15 и 18 ноября Юнгмейстер на планере А-5 совершил рекордные полеты: первый полет проходил при ветре около 8 м/с и продолжался 41 минуту 10 секунд (высота над стартом 100 м). Второй полет продолжался 1 час 2 минуты 30 секунд на высоте 100 м, дальность полета - 1,5 км. Леонид Юнгмейстер сделал 26 "восьмерок" вдоль южного склона горы и совершил посадку на месте взлета, выполнив условия для получения награды - статуэтки Икара.
В первых Всесоюзных планерных состязаниях принимали участие летчики Юнгмейстер, Арцеулов, Денисов, Камарницкий, Анощенко, Валентэй, Раевский, Шмелев. Летчикам Л. Юнгмейстеру, К. Арцеулову, В. Денисову и Н. Камарницкому были присвоены звания пилотов-планеристов, а Леониду Юнгмейстеру, кроме того, звание пилота-парителя. За время состязаний было произведено 35 полетов общей продолжительностью 2 часа 5 минут 30 секунд. Победителем первых Всесоюзных планерных состязаний стал планер А-5. Эти соревнования показали доступность освоения парящих полетов и вселили уверенность, что планеристы СССР смогут с успехом конкурировать с зарубежными планеристами. Вот что писал о первых состязаниях выдающийся советский ученый, профессор В.П. Ветчинкин: "Русские планеры, построенные совершенно самостоятельно, без всякой копировки с заграничных образцов, по своим летным качествам не уступают лучшим заграничным парителям, а русские летчики за три недели достигли таких же результатов, каких в Германии достигли лишь на третий год планерных соревнований".
Победители (в центре - К.К. Арцеулов, крайний слева - Л.А. Юнгмейстер)
Приз - статуэтка Икара
О состязаниях в Коктебеле писали газеты. Первые успехи планеризма усилили энтузиазм молодых авиаторов, и во многих городах создавались новые кружки, все новые и новые энтузиасты начинали строить планеры.

Вероника Дерновая, г. Винница